fb  VK  in  in
Среда, 31 Август 2016 18:59

Николай Силаев: «В построении государственности были достигнуты успехи, но перспективы их укрепления зависят от того, насколько способна меняться абхазская элита»

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

Мы завершаем опрос российских экспертов-кавказоведов, которые в связи с восьмой годовщиной признания независимости Абхазии комментируют состояние отношений между двумя странами. В его завершении довольно интересные небольшие интервью ученых из МГИМО Николая Силаева и Вадима Муханова.

Старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Николай Силаев полагает, что в построении абхазской государственности за этот период были достигнуты значительные успехи, но перспективы их укрепления зависят прежде всего от того, насколько способна меняться абхазская элита.

Сегодня от нее требуется прежде всего четко сформулировать повестку экономического развития страны, исходя из того, что в этом не на словах заинтересована Россия. Достижения в экономике позволят Абхазии претендовать и на более широкое признание в мировом сообществе.

По мнению Силаева, признание со стороны России имело для Абхазии два принципиальных следствия. Во-первых, за признанием последовали соглашения, связанные с обеспечением Россией безопасности Абхазии, и это сняло риск уничтожения абхазской государственности военным путем, который в том или ином виде существовал с начала 1990-х годов. Во-вторых, российское признание открыло путь для заимствования российской правовой системы, которая, конечно, не является совершенной, но она далеко не самая худшая в мире и может служит хорошим базисом для построения государственности.

Эти два обстоятельства дают Николаю Силаеву возможность рассматривать абхазскую государственность в оптимистичном тоне, а дополнительным поводом для оптимизма становится сравнение Абхазии с другими территориями мира с непризнанным, либо частично признанным суверенным статусом. Особенно рельефно успехи в строительстве государства в Абхазии выглядят в сравнении с Косово – частью Сербии, которую признало в качестве независимого государства уже несколько десятков стран, но это едва ли способствовало разрешению целого комплекса проблем, связанных с этим регионом.

«В Абхазии есть центральная власть, которая способна поддерживать элементарный порядок на территории страны, - поясняет Николай Силаев свою точку зрения. - Абхазия никогда не была и не будет тем, чем сейчас является Косово – территорией, где фактический контроль осуществляют международные преступники. Конечно, в Абхазии есть свои преступные группировки и воры в законе, есть свои изъяны государственности. С точки зрения прочности государственных институтов, Абхазия уступает таким непризнанным государствам, как Нагорный Карабах или Приднестровье, но невозможно представить, чтобы в Абхазии у власти находился человек вроде президента Косово Хашима Тачи. Конечно, Косово признало гораздо больше стран, чем Абхазию, есть Косовская федерация футбола, признанная ФИФА, косовский спортсмен даже завоевал золотую медаль на последней Олимпиаде, но все это не значит, что государственность Косово прочнее абхазской. Признание со стороны Евросоюза и США, как выясняется, не способствовало ни укреплению государственных институтов, ни развитию демократии, ни росту экономической самостоятельности в Косово».

Рассуждая о перспективах дальнейшего признания Абхазии мировым сообществом, Николай Силаев разделяет известную позицию, согласно которой количество сделавших это стран не принципиально, поскольку качественно правовой статус Абхазии изменило бы только решение о признании со стороны Грузии (та же самая ситуация  в случае с Косово и Сербией). К тому же, на процесс расширения признания не может влиять не только абхазское руководство (у него просто нет соответствующих ресурсов), ни даже руководство России с ее статусом члена Совета безопасности ООН и ядерной державы.

Но при этом эксперт считает, что наиболее верным путем к расширению признания Абхазии является переход страны к повестке развития, более четкое определение элитами страны принципов своей экономической политики.

В качестве потенциальных аналогий Силаев приводит Тайвань, который не признается Китаем и не является членом ООН, и Израиль, не признанный некоторыми мусульманскими соседями: успех этих государств свидетельствует о том, что неполное признание вовсе не является препятствием к процветанию.

«Именно повестка развития страны заключает в себе шанс, что к Абхазии будут относиться как к состоявшемуся государству», - резюмирует Николай Силаев, подчеркивая два момента в ее формировании. Во-первых, у Абхазии есть больше возможностей для развития, чем у ряда других территорий с частично признанным статусом (ближайший пример - Южная Осетия), в том числе благодаря наличию выхода к морю - очень важному элементу экономической самостоятельности. А во-вторых, в развитии Абхазии безусловно заинтересована Россия.

Однако для того, того, чтобы возможности ресурсы работали на благо Абхазии, убежден Николай Силаев, нужен более рациональный взгляд политической элиты страны на экономическую политику.

«России нужно более активно обращаться к абхазскому обществу, разъясняя ему свою позицию. А абхазским политикам, которые выступают за развитие отношений с Россией, нужно тверже отстаивать свою позицию, не бояться дискуссии с оппонентами», - считает Силаев. Текущее политическое противостояние между президентом и оппозицией, по его мнению, вряд ли окажет влияние на такой стратегический вопрос, как российско-абхазские отношения - Абхазия знала и более крупные внутриполитические кризисы и находила из них выход.

Возвращаясь к вопросу о перспективах абхазской государственности и, в частности, формирования в Абхазии гражданской нации, Силаев полагает, что этот процесс, в конечном итоге, является вызовом для политической элиты Абхазии, это вопрос не столько идеологии, культуры или политических институтов, сколько превращения «военных вождей» в «капиталистов»: «Люди, которые стояли у истоков современной Абхазии как национально-государственного проекта, политически сформировались в роли военных лидеров. На протяжении долгих лет обеспечение безопасности было их центральной задачей. Они, естественно, хотят сохранить преимущества, которые они приобрели с успехом своего национально-государственного проекта. Сейчас вызов для них заключается в том, что институты прямого политического контроля – среди которых есть и элементы этнократии,  нужно перевести в режим контроля косвенного, то есть прежде всего научиться сохранять и преумножать экономические активы. Если абхазская военно-политическая элита сумеет стать еще и эффективной деловой элитой, то в Абхазии будет и гражданская нация».

Эксперт конкретизирует этот тезис на примере запрета россиянам права покупать жилье в Абхазии. «Не пора ли поставить точку в этой бесконечной истории? – задается вопросом Силаев. - Этот запрет особенно странен, учитывая то, что приобретать коммерческую недвижимость россиянам можно. Но приобретение недвижимости в Абхазии не связано с какими-то политическими гарантиями – здесь нет практики, при которой гражданство страны предоставляется инвесторам. Благодаря запрету на приобретение жилья российскими гражданами, жилье в Абхазии просто не строится. Для возникновения строительства как крупной отрасли нужно, чтобы существовал массовый платежеспособный спрос, а он сейчас может появиться только со стороны российских граждан. Это затрагивает и проблему социального жилья. Чтобы построить социальное жилье, нужно продать какой-то объем жилья коммерческого. Это простая логика. Но все равно в Абхазии продолжают действовать политические группы, пытающиеся свои фобии в отношении России и русских выдать за какой-то “государственный ум”».

Подобные ситуации создают определенную асимметрию в российско-абхазских отношениях. С одной стороны, отмечает Николай Силаев, Россия работает и всегда работала со всеми группами абхазской элиты и вообще со всеми, кто заинтересован в диалоге. При этом в Абхазии традиционно сильны настроения в пользу тесной интеграции с Россией, в конечном счете, все ответственные политические силы поддержали договор о союзничестве и стратегическом партнерстве, подписанный в ноябре 2014 года. Другое дело, что некоторые политические группы в Абхазии используют тему российско-абхазских отношений как повод для спекуляций, что является серьезной проблемой для продуктивного развития этих отношений.

Прочитано 479 раз Последнее изменение Среда, 31 Август 2016 19:16

Facebook

Вконтакте

 

Одноклассники

Instagram

Top