fb  VK  in  in
Понедельник, 03 Октябрь 2016 17:23

Ушанги Квициния: "Не понимаю, почему у нас так сильно растут цены на продукты"

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

"Я не понимаю почему у нас так сильно растут цены на продукты питания, за ввоз которых не уплачивается НДС. Я нередко слышу, как продавцы объясняют рост цен увеличившейся налоговой нагрузкой. За последние два года ни одна ставка таможенной пошлины на импортируемые товары не была увеличена. Конечно, растут закупочные цены, и это приводит к росту цен и у нас. Но вместе с тем есть другой момент. Мы нередко видим, что товар ввозится в Абхазию по цене, например, 100 рублей, а на полках наших магазинов он стоит зачастую с ценой 180 и даже 250 рублей", - заявил в интервью изданию "Эхо Кавказа" заместитель председателя Государственного таможенного комитета Абхазии Ушанги Квициния. 

С 1 января 2016 года правительство Абхазии ввело ввозной налог на добавленную стоимость. Введение налога вызвало протесты предпринимателей, были акции протеста и митинги. Под давлением бизнес-сообщества отменили ввозной НДС на большую группу товаров. Год подходит к концу, таможенные органы накопили серьезный опыт по взиманию налога. О том, как идет внедрение закона и взимание НДС, рассказывает заместитель председателя Государственного таможенного комитета Ушанги Квициния.

Елена Заводская: Расскажите, пожалуйста, как идет взимание ввозного НДС?

Ушанги Квициния: С 1 января 2016 года на таможенные органы Республики Абхазия были возложены функции по взиманию НДС на товары, ввозимые на территорию Абхазии. Был установлен перечень товаров, к которым применяется нулевая ставка НДС. В него вошли сырье и материалы, необходимые для производства на территории Абхазии, оборудование, в основном, сельскохозяйственного и энергетического назначения, к которому применяется нулевая ставка НДС. Постановлением парламента были освобождены продовольственные товары и продукты питания, лекарственные препараты к ним также применяется нулевая ставка НДС. При формировании бюджета на 2016 год все эти исключения не были учтены. В соответствии с этим плановые показатели, которые были возложены на таможенный комитет, составляли 1 млрд 80 млн рублей. Так как определенные категории товаров были освобождены от уплаты НДС сумму, которая предполагалась, будет трудно взыскать в полном объеме. Те плановые показатели, которые были возложены на таможенные органы, будут снижены. Сумма НДС, которая уже начислена составляет на 22 сентября текущего года 600 млн рублей.

Елена Заводская: А можете ли вы спрогнозировать, какая сумма НДС поступит в бюджет до конца года?

Ушанги Квициния: Мы прогнозируем порядка 800 млн рублей. Путем усиления таможенного контроля в пунктах пропуска нам удалось обеспечить взимание 600 млн рублей, это – хороший показатель. У нас есть еще три месяца, они, правда, не такие бурные, как летний и весенний сезоны, тем не менее, в декабре обычно возрастают платежи, так как ввозится алкогольная продукция к Новому году.

Елена Заводская: Как у вас урегулировались отношения с гражданами? Первое время говорили о том, что не очень готовы инспектора, не хватает каких-то инструкций…

Ушанги Квициния: В принципе, инструкция о начислении и взимании у нас была готова еще на стадии формирования самого закона об НДС. Как таковых недоразумений у нас не было.

Елена Заводская: Если можно сравните, как происходили расчеты сначала, и как они происходят сейчас? Что-то изменилось в отношении людей к уплате этого налога, ведь вначале были такие протесты?

Ушанги Квициния: По указанию президента мы для крупных поставщиков увеличили срок предоставления отсрочки по уплате таможенных платежей. Раньше она была до 15 дней, сейчас, в основном, к крупным плательщикам применяется отсрочка до двух месяцев как по НДС, так и по другим видам таможенных платежей. У нас в соответствии с Таможенным кодексом основными являются четыре вида платежей: таможенная пошлина, таможенный сбор, акцизы и НДС.

Елена Заводская: А как происходит зачитывание уплаченного при ввозе НДС?

Ушанги Квициния: Это происходит уже на уровне налоговой службы. Мы, в основном, сталкиваемся с теми участниками внешнеэкономической деятельности, которые являются оптовиками. Администратором доходов при ввозе являются таможенные органы. Оптовики уплачивают НДС в таможню, потом при переходе продукции в розницу участник внешнеэкономической деятельности получает обратно свой НДС от того, кто торгует в розницу при взаиморасчетах внутри территории. Мы предоставляем ежемесячно все декларации на ввозимые товары в налоговые органы. Они уже при проверке и начислениях используют наши данные. Там есть информация от оптовиков о том, какая была цена при ввозе на территорию, потом с учетом наценки и уплаченных таможенных платежей уже опт передает в розницу. Розница, в свою очередь, получает товар с учетом НДС. То есть, те 10%, которые оптовик на границе заплатил, ему возмещаются уже внутри страны от реализаторов розницы. Сам оптовик не несет никаких убытков в связи с ввозным НДС. НДС сам по себе это такой налог, который полностью ложится на плечи конечного покупателя.

Елена Заводская: Если у нас большая группа товаров имеет нулевую ставку НДС, то почему на них растут цены?

Ушанги Квициния: Я не понимаю, например, почему у нас так сильно растут цены на продукты питания, за ввоз которых не уплачивается НДС? Я нередко слышу, как продавцы объясняют рост цен увеличившейся налоговой нагрузкой. За последние два года ни одна ставка таможенной пошлины на импортируемые товары не была увеличена. Конечно, растут закупочные цены, и это приводит к росту цен и у нас. Но вместе с тем есть другой момент. Мы нередко видим, что товар ввозится в Абхазию по цене, например, 100 рублей, а на полках наших магазинов он стоит зачастую с ценой 180 и даже 250 рублей.

Елена Заводская: То есть, у нас сегодня нет никакой государственной структуры, которая бы отслеживала и регулировала желание наших продавцов получать большую маржу? Они делают такую наценку, какую хотят?

Ушанги Квициния: Да, маржа у нас сильно завышена. При министерстве экономики вроде бы есть какое-то подразделение, но оно не настолько мощное, чтобы охватить все магазины. Для этого нужна большая структура.

Елена Заводская: У нас все еще действует режим наших санкций по отношению к Турецкой Республике?

Ушанги Квициния: Да, пока еще действует.

Елена Заводская: Вы можете как-то оценить экономический ущерб для Абхазии и нашего бюджета от их введения?

Ушанги Квициния: В плане таможенных платежей государство не много потеряло. Больше мы потеряли в плане разнообразия тех или иных продуктов, представленных на рынке. Например, могу сказать по цементу, что произошла переориентация потоков на Россию. Тут и рост курса доллара сказался, и введенные санкции, и вступившее в силу соглашение о беспошлинном ввозе в Абхазию товаров с территории Российской Федерации. Сейчас цемент завозится, в основном, из Новороссийска.

Елена Заводская: Какое значение для бюджета имеет ввезенный НДС? Насколько, по-вашему, эффективно работает этот налог?

Ушанги Квициния: Я считаю, что НДС надо было вводить давно. Существенная доля платежей, которые поступают от введения этого налога, даст возможность увеличить зарплату и социальные пособия гражданам. Введенная ставка 10% на наших оптовиках никак не сказывается. Уплаченный НДС им все равно возмещается через реализацию. Потом, у нас маржа зачастую составляет 50% и выше. Если бы участники внешнеэкономической деятельности захотели хотя бы чуть-чуть уменьшить свою маржу, от этого государство получило бы тот ресурс, который необходим для развития экономики и, в целом, для поддержания жизнедеятельности государства.

https://abh-n.ru/ushangi-kviciniya-marzha-u-nas-silno-zavyshena/

Прочитано 264 раз Последнее изменение Понедельник, 03 Октябрь 2016 17:41

Facebook

Вконтакте

 

Одноклассники

Instagram

Top